Преподобный Ефрем Сирин

10 февраля Православная Церковь почитает день памяти прп. Ефрема Сирина. Не будет преувеличением, если мы скажем, что этот подвижник является одним из самых выдающихся сирийских христианских писателей. Его имя у многих из нас на слуху, но что мы реально о нем знаем, что читали из его произведений? Кажется мне, что в большинстве случаев ответ будет достаточно короткий.

 

Благодаря Интернету сегодня мы можем найти огромное количество информации, святоотеческие труды, как никогда, доступны широкому кругу читателей, однако в их изобилии можно и потеряться. Одно из преимуществ образования в том и заключается, что оно весь поток сведений и фактов помогает систематизировать, выстроить в некоторое целостное знание. К сожалению, духовное образования для большинства мирян сейчас недоступно, поэтому всякий, кто берется за самообучение, попросту «тонет» в доступном количестве книг и пособий. Как бы ни хотелось, но кардинально изменить данную ситуацию не получится. Эти мысли меня и натолкнули на написание нижеследующей статьи.

 

Вместо того чтобы браться за какое-либо обособленное учение в трудах прп. Ефрема или рассматривать отдельное его сочинение, пользуясь случаем, я хотел бы сделать краткий обзор, как его жизни, так и письменного наследия. Возможно, это кому-то поможет заполнить небольшой пробел в знании патрологии или подтолкнет к более глубокому изучению сочинений этого сирийского подвижника.

 

Итак, прп. Ефрем Сирин – один из отцов Церкви, живший и трудившийся в IV веке. Сирийская литература при нем достигла наибольшего своего расцвета, ведь он постоянно прибегал к поэтической речи, составлял гимны и именно благодаря его влиянию данный жанр получил распространение промеж византийцев, чем принес довольно быструю известность святого среди грекоязычного населения. Об авторитете сочинений прп. Ефрема хорошо говорят слова блаж. Иеронима Стридонского. В своей книге «О знаменитых мужах» он пишет буквально следующее: «После чтения Писания в некоторых церквах публично зачитывались его (т.е. прп. Ефрема – прим. авт.) сочинения. Я читал по-гречески его книгу о Святом Духе, и, даже по переводу, различил ум в высшей степени тонкий». А вот уже примерно через столетие, византийский историк Ермий Созомен оставит такую заметку: «Я думаю, что Ефрем Сирин всех превзошел славой и весьма украсил Вселенскую Церковь. А стройностью и великолепием речи, и живостью, и мудростью суждений он превосходит всех прославленных греческих писателей».

 

Житие прп. Ефрема Сирина несложно найти в сети, но если подходить к данному вопросу скрупулезно, нужно признать, что абсолютно достоверных источников сведений о его жизни практически не сохранилось, за исключением некоторых фактов, которые можно извлечь из его собственных сочинений. Возьмем, к примеру, «Завещание» преподобного. В нем есть историческое ядро, однако существует две редакции данного документа (собственно сирийская и греческая), разнящиеся в предоставляемых сведениях. Кто-то, возможно, сошлется на такой древний письменный памятники как «Житие» Ефрема, приписываемый его ученику Симеону Самосатскому, но и этого документа существует аж три редакции, причем во многом искаженные легендами и некоторыми домыслами. Все это сильно затрудняет выделение исторически достоверного ядра повествования. Нельзя не сказать, что определенного доверия заслуживают сведения, предоставленные упомянутым выше блаж. Иеронимом Стридонским, а также «Лавсаик» или «Повествование о жизни святых и блаженных отцов» Палладия Еленопольского.

 

Что же все-таки мы знаем о прп. Ефреме Сирине? Родился он около 306 года в Низибине – древний город и крепость на границе современной Турции и Сирии, ближе к Ираку. Относительно родителей преподобного сведения разнятся: одни источники утверждают, что его отец был христианином, другие – что языческим жрецом. Крещение Ефрем принимает в довольно зрелом возрасте – между 18 и 28 годами. Точно можно утверждать, что он был диаконом и рукоположение принял от своего друга, свят. Иакова Низибийского. Что же касается священнического сана, то здесь достоверных сведений мы не встречаем.

 

В то время Низибин сильно беспокоили набеги персов, а сам Ефрем отличился храбростью при их отражении. Однако когда император Иовиан решил сдать город врагам, будущий святой бежит в Эдессу где основывает школу. Ефрем Сирин был аскетом и вел монашеский образ жизни, о чем говорят его собственный слова, оставленные в «Завещании»: «Ефрем ничем не владел, не было у него ни посоха, ни сумы. Похороните меня в моей тунике и моем куколе. Благословен город, в котором живете, Эдесса, мать мудрых, которая была благословлена животворными устами Сына через Своего ученика. Да пребудет это благословение в ней, пока не явится Святой. За все время жизни я не совершил никакого благого дела».

 

Что же касается его путешествия в Египет, в Кесарию Каппадокийскую и участия в Первом Вселенском соборе, то эти сведения стоит отбросить как недостоверные.

 

Если мы откроем список творения прп. Ефрема Сирина, то нужно сказать, что, не смотря на его немалый размер, это далеко не все, что написал этот плодовитый муж. Святитель Фотий Константинопольский говорит, что преподобный составил более тысячи речей, большая часть из которых была утрачена. Все труды Ефрема написаны на сирийском языке, греческим же, он, скорее всего, не владел. Переводы сочинений святого (греческий, латинский, армянский) стали составляться практически сразу после его смерти.

 

Мы видим, что прп. Ефрем немало времени уделял толкованию Священного Писания. Его экзегетические труды носят на себе печать антиохийской традиции, т.е. отличаются трезвым объяснением текста в соответствии с буквальным смыслом, однако не чужд он был и аллегорического метода. Лучшему пониманию Священных текстов способствовало знание иврита.

 

Немало внимания прп. Ефрем уделил критике современных ему ересей. Так, свят. Григорий Нисский пишет, что он читал сочинения сирийского подвижника против ариан, аномеев, Новата и Аполлинария Лаодикийского. Как аскет, Ефрем составил немало трудов нравственного содержания, вот, например, одна характерная для него мысль: «Воспоминание о грехах устрашает меня и я начинаю изливаться в слезах, готов даже упасть духом, если бы не поспешили укрепить меня полумертвого – разбойник, мытарь, грешница, хананеянка или кровоточивая самарянка». Покаянные слезы и сокрушение о грехах сочетаются у него с сердечным умилением, любовью и утешением. Как духовный песнопевец прп. Ефрем составил множество стихов, и поныне используемых в богослужении.

 

Если говорить о догматическом учении сирийского подвижника, то его достаточно сложно выделить. Прп. Ефрем Сирин прибегает не к философской терминологии, а к поэзии, за которой и скрываются догматы. Он использует прообразы и символы Ветхого Завета, указывая на их исполнение в Новом Завете. Однако же такой подход ничуть не мешает определить, что в изложении догматов Ефрем Сирин полностью соответствует православному вероучению.

 

Некоторые исследователи называют преподобного «Мариологическим учителем». И действительно, он немало времени уделяет значению Богородицы в деле спасения человека. Интересно, что у прп. Ефрема Дева Мария противопоставляется Еве: «Ева родила убийцу, поэтому Мария родила Живодавца. Та родила того, кто пролил кровь своего брата, Сия же родила Того, чья кровь была пролита братьями Его. Та видела того, кто дрожал и был изгнанником из-за проклятия земли, Сия же Того, Кто снял проклятие, которое гвоздь прибил к древу Креста».

 

Отметим еще некоторые мыли прп. Ефрема относительно таинства Евхаристии. Он пишет о реальном присутствии Христа в Дарах: «Мы касаемся Его Тела и Крови, что является залогом нашей жизни». Далее он указывает, что Тело и Кровь Спасителя мы теперь вкушаем вместо райского плода. А вот сам утраченный Адамом рай (Эдем), еще сокрыт даже от праведников до момента всеобщего воскресения. Только там наступит полное созерцание Бога.

 

Как видим, прп. Ефрем Сирин был, хотя и ортодоксальным, но достаточно оригинальным писателем, да и вообще, удивительным и самобытным учителем и подвижником. Не стоит пренебрегать чтением его трудов, и пусть нам не под силу охватить их все, но хоть понемногу, а пробелы стоит все-таки заполнять.

 

Протоиерей Владимир Долгих